Лента новостей сайта elizavetaboyarskaya.ru

 



 

Сейчас на сайте:
26 гостей

 

Наши друзья, коллеги, партнеры:

Группа компаний "Арт-Питер"

Сайт фильма "Не скажу"

 

 

Правильный XHTML 1.0 Transitional!    Правильный CSS!

Рецензии

Любовь с червоточиной, или Московиты в Наварре Печать
Евгений Соколинский   
04 июня 2008 года
"Бесплодные усилия любви" в МДТ — Театре Европы

В загадочных "Бесплодных усилиях любви" более чем в других пьесах Шекспира сказывается аристократизм автора, связь с придворными праздниками. Видимо, поэтому "Усилия" не пользовались популярностью в советском театре. Однако Лев Додин поставил комедию второй раз с промежутком в 29 лет.

С чего бы это? Утонченная игра слов, куртуазность отношений его не привлекали как в 1979 году (студенческий спектакль ЛГИТМиК), так и в 2008-м. Не случайно режиссер воспользовался своеобразным переводом Корнея Чуковского. В 1945 году переводчик вынужден был (в предисловии) потратить немало усилий для доказательства, что пьеса — наинужнейшая советскому человеку. При этом, учитывая социальный заказ, он убрал "какафонию никчемных и давно омертвелых острот", то есть треть текста пошла в корзину. Вдобавок к купюрам Чуковского сам Додин шестерым персонажам "свернул шею". Это не упрек. Из отличий между оригиналом и театральной версией легче понять, о чем хотел сказать постановщик.

Помнится, в давнем спектакле на Моховой молодые герои, король Наваррский с друзьями и французская принцесса с дамами, жили между небом и землей, раскачивались на канатах и забирались в подвесные корзинки. Порхание между земным и духовным есть и в новой версии. Юноши в набедренных повязках и девушки легко взлетают наверх по деревьям-колоннам, делают шпагат между стволами, кувыркаются. Разница в том, что постановка молодого Додина была оптимистичной, зрелого Додина, скорее, печальна.

Как славно стоять на голове!

Доблестные юноши, живут в основном головой. Их идея: развивать ум, отказавшись на три года от радостей плоти, — выморочная. Стоять на голове им сподручнее. И колонны-деревья (художник Александр Боровский), когда приглядишься, словно изъедены червем, причем книжным червем. Если попытаться свести затейливую пьесу к одной мысли, можно сказать; "Бесплодные условия любви" о пагубности нарушения естественного порядка вещей, законов природы. Тема масштабная, она занимала Додина всегда, начиная с "Недоросля" и заканчивая "Королем Лиром".

Разумеется, Шекспир с Додиным диалектичны. Вот пастух Башка (Олег Рязанцев) естественен дальше некуда, за что его и приветствует публика. Не мыт, не чесан (волосы веером), захотел Жакнетту — обрюхатил. "Гы-гы-гы". Это уже крайняя естественность, превращенная в свою противоположность. Идеал — другой, одухотворенная естественность. Как ни странно, к нему приближается лишь испанский дворянин Армада (Игорь Иванов). У Шекспира Армада восходит к комической маске Хвастливого воина. Розалина называет его краснобаем и лодырем, Бойе — шутом. Маленький паж Моль (натуральный ребенок Витя Антонов) легко побивает дурачка в словесных поединках. Додин переписал роль, подняв влюбленного безумца до уровня чуть ли не Дон Кихота. Армада Иванова не рисуется — действительно страдает. Хотя вид его экстравагантен (ночная рубашка, голые ноги и черная шляпа), речь зачастую путаная, хочется всматриваться в лицо человека, много пережившего и перечувствовавшего. Именно Армада произносит знаменитый 130-й сонет Шекспира "Ее глаза на звезды не похожи...". В отличие от рыцаря из оригинала, этот рыцарь не выполняет абстрактный обет в честь золотоволосой крестьянки (Жакнетты — Алены Старостиной). Армада из МДТ готов признать своим чужого ребенка Жакнетты, стать ему отцом. Только он и любит по-настоящему.

Что та красавица, что эта

Что же главный секстет молодых (три наваррца и три француженки)? Применительно к ним я бы уточнил название комедии: "Бесплодные усилия влюбленности" (стать любовью). Здесь не место предаваться штудиям по поводу любви у Шекспира. По крайней мере, в комедиях "Сон в летнюю ночь", "Двенадцатая ночь", "Два веронца" любовь достаточно случайна, зависит от внешних обстоятельств, влюбленные пары быстро меняются партнерами. Что та красавица, что эта ...

Легкомысленные француженки во время ночного маскарада обмениваются украшениями, и наваррцы пылко бросаются "не к тем" девушкам. Когда рокировка обнаруживается, в пьесе влюбленные возвращаются к первоначальным привязанностям. Не то у Додина. В его постановке ночные страсти перевешивают "разумные" связи: ведь, согласно "протоколу", Король обязан влюбиться в Принцессу, а вовсе не в Розалину. В МДТ естественное, инстинктивное побеждает, правда, не до конца.

Принцесса (к финалу Королева) у Дарьи Румянцевой — пухленькая девчушка, возбужденная поначалу, как и ее подруги, ухаживанием "мальчишек". Студийцы МДТ очень юны, и их влюбленность — первая влюбленность в старших классах, иногда болезненная и все же не трагичная. Болезненная почти буквально. Фердинанд (Владимир Селезнев) не держится на ногах, его скручивает от боли, словно от почечной колики.

Впрочем, несмотря на внешние признаки сильных чувств, Принцесса отчитывает "мальчишек": "Не верим мы любви — бездушной и слепой". Уровень зрелости у девушек и юношей и вправду — разный. Мужской триумвират (Фердинанд — Владимир Селезнев, Бирон — Алексей Морозов, Лонгвилль — Павел Грязное) воспринимается как целое. Разве что в короле Фердинанде — больше рефлексии. Мужчины формируются позже, они еще не оформились. Их называют "воителями", но, скорее, чтобы польстить.

"У них, брат, просто черт знает чего нет"

Девушки ближе к реальности, более жестки в своих оценках. Как всегда у Додина, состав исполнителей, в том числе исполнительниц, постоянно варьируется. Скоро мы увидим другой. Однако на премьеру вышли Дарья Румянцева — Принцесса, Елизавета Боярская — Розалина, Елена Соломонова — Мария. "Француженки" более индивидуализированы. Все же из этого трио активнее, взрослее других Боярская со своим низким голосом и опасной насмешливостью. Не без садизма вспоминает, как унижался перед ней Король (в недавнем интервью актриса призналась: "Я наслаждаюсь на сцене злорадством Гонерильи"). Может быть, во втором составе соотношение между фрейлинами и принцессой изменится. А пока Принцесса чересчур простодушна. Однако и сейчас три женщины наступают и безоговорочно побеждают. Оружие, разумеется, у них особое: ямочки, ножки. Гоголевский Кочкарев затруднялся перечислить, что у женщин есть в наличии. Жаль, не побывал он в театре на ул. Рубинштейна — мигом бы сомлел, узрев открывшиеся перспективы.

"Я желал бы быть сучочком, чтобы тысяча девочков..."

Все игра, игра. Додин до определенного момента играет вместе со своими воспитанниками. Молодые люди, развлекая закордонных красавиц, решили нарядиться московитами, то бишь русскими. Реально облачаются в шубы на лисьем меху и цилиндры. Придворный праздник — это непременно опера и балет. Додин трижды поставил "Пиковую даму". Чувствуется, еще не отошел от последней, парижской. Его влюбленные поют фрагменты из партии Германа, фривольную песенку Томского "Если б милые девицы...", а Мария — ариетту Гретри из сцены Графини. В минуту наивысшего экстаза девушки и юноши кружатся под вальс Чайковского. Кстати, из трех ухажеров почему-то Лонгвиль (Павел Грязное) оказывается балетным мальчиком, делает балетные па, крутит фуэте и т. д.

Любовные безумства и есть безумства, в чем бы ни выражались. Додин с удовольствием окунулся вместе с учениками в сумасшедшую молодость. Только не они его протагонисты. Среди персонажей мы находим еще французского кавалера Бойе, опять-таки фигуру преображенную театром. Ничего в Александре Завьялове от французского вельможи нет. Бойе — "московит" натуральный или какой-нибудь хохол, Рудый Панько. Дело даже не в розовой рубашке и соломенной шляпе. Он по сути — добродушный и заботливый дядька при трех барышнях, что дает ему возможность резвиться посреди девичьего цветника. Все же к финалу Бойе грустнеет. В монологе "Ах, как беспечны души молодых..." слышится голос самого Додина. Шекспир оставляет призрачную надежду: после годичного испытательного срока влюбленные авось соединятся. В МДТ понимают: это нереально.

При желании можно похихикать на "Усилиях" по поводу выходок пьянчужки Башки или ранней мудрости мальчишечки Моля, однако мысль о миражности, недостижимости подлинной любви весьма обидна. Но не смеяться же мы ходим к Додину.

Впрочем, если у вас не лады по любовной части, жаждете утешения, можете написать в Верону, на имя Джульетты. Вам что-нибудь присоветует один итальянский старичок, временно замещающий идеальную возлюбленную.

Рецензия опубликована в газете "Час Пик", 4 июня 2008 года

 

Добавить комментарий:

Защитный код
Обновить