Лента новостей сайта elizavetaboyarskaya.ru

 



 

Сейчас на сайте:
42 гостей

 

Наши друзья, коллеги, партнеры:

Группа компаний "Арт-Питер"

Сайт фильма "Не скажу"

 

 

Правильный XHTML 1.0 Transitional!    Правильный CSS!

Рецензии

Говорящие стены Печать
Елена Герусова   
13 октября 2010 года
Елизавета Боярская и Сергей Курышев в спектакле "Три сестры"

Малый драматический театр — Театр Европы показал премьеру «Трёх сестер». Лев Додин впервые обратился к этому сюжету. Еще до премьеры он называл эту пьесу самой сложной из чеховских, но поставил ее удивительно просто, чисто и мощно. На премьере побывала ЕЛЕНА ГЕРУСОВА.

Сценограф Александр Боровский выстроил самую лаконичную декорацию. Сцену МДТ пересекает серая дощатая стена с классическим строем оконных проемов и разбитым козырьком над входом. Ни оконных рам, ни дверей здесь нет. Эта стена вполне может служить знаком дома Прозоровых, но строгость и стройность ее архитектуры не позволяет назвать этот дом провинциальным. Да и нельзя не заметить, что такие же козырьки с чугунным узором на кронштейнах висят и над служебным входом в театр, и перед его Камерной сценой.

В начале первого акта стена установлена в глубине сцены. За ней длинный стол под белой скатертью, вроде бы для именин, но такой строгий и скупой, что больше напоминает о поминках. И не зря на слова "тринадцать за столом" все вскакивают и замирают в суеверном ужасе.

Первая реплика чеховской пьесы "Отец умер ровно год назад..." только усиливает впечатление траура. Ольга (Ирина Тычинина), Маша (Елена Калинина) и Ирина (Елизавета Боярская) строги и сосредоточенны. Эти три совершенно непохожие друг на друга женщины и впрямь выглядят сестрами, настолько очевидно этическое и эстетическое родство актрис, воспитанных в одном театральном доме. Андрей, их брат (Александр Быковский), сыгран полной противоположностью. Он и Наташа (Екатерина Клеопина) открыто, мелодраматически провинциальны — и в проявлениях своих чувств, и в яркости своих нарядов.

Расхождение выглядит не столько этическим, сколько стилистическим. Снисходительности к влюбленному брату у сестер нет и в помине. Даже пустые рамочки для фотографий, которые выпиливает Андрей, они показывают не с умилением, как мы привыкли, а с какой-то невысказанной претензией, с тревожным ожиданием, которое вскоре оправдывается. Но, по Додину, из отцовского дома сестер вытесняет вовсе не томящаяся в тупой, ленивой неге Наташа, а все более захватывающая этот дом пустота. Отсюда ушла жизнь. И как бы ни пытались герои вернуть сюда энергию, теплоту, сжимая друг друга в страстных объятиях, выглядят они сиротливыми и озябшими. Почти всегда на плечи накинуты пальто и шинели, свет на сцене становится все более сумеречным.

"Три сестры" в МДТ играют в замечательных исторических гримах, но без какого-либо бытоподобия. Играют в полном соответствии с чеховским текстом, но при этом явно обнаруживается особая универсальность истории осиротевшего дома. "Три сестры" здесь уже не драма, скорее трагедия опустошения, сыгранная ясно, чисто, очень честно и неожиданно иронично. Стена из глубины продвигается все ближе к краю, за ней остается черное безжизненное пространство, куда герои давно уже не очень хотят заходить. К финальному монологу сестер свободной остается совсем узенькая полосочка авансцены.

В плане возникающих аллюзий этот спектакль продолжает не столько ряд чеховских спектаклей Льва Додина, сколько развивает тему, заявленную им в "Короле Лире". И, пожалуй, закрывает дискуссии о его возможных преемниках. Со смертью отца в этом спектакле умирает и сам дом.

Оригинал рецензии: "Коммерсантъ", 13 октября 2010 года

 

Описание спектакля:
 

Добавить комментарий:

Защитный код
Обновить