Лента новостей сайта elizavetaboyarskaya.ru

 



 

Сейчас на сайте:
19 гостей

 

Наши друзья, коллеги, партнеры:

Группа компаний "Арт-Питер"

Сайт фильма "Не скажу"

 

 

Правильный XHTML 1.0 Transitional!    Правильный CSS!

Рецензии

Зачем он был поэт? Печать
Владимир Спешков   
18 августа 2009 года
Сергей Безруков сыграл Сирано де Бержерака на гастролях в Челябинске.

Спектакль «Сирано де Бержерак» продюсерского центра «Арт-Питер» — приличное театральное предприятие. К счастью, совершенно не родственное тем антрепризным проектам для «чеса по провинции», где пара как бы звезд меж двух стульев играет нечто коротенькое и малоприличное. Здесь все солидно и пристойно: декорации, костюмы, свет, музыка (качественная фонограмма), видеопроекция на большом экране, становящаяся вполне органичной частью сценической картинки, шпаги, веера, массовые сцены… Текст героической комедии Эдмона Ростана почти не сокращен (правда, взят перевод В. Соловьева, сильно проигрывающий каноническому переводу Т. Щепкиной-Куперник) и не сильно испорчен актерской отсебятиной. Играют четыре часа, и историю легендарного поэта, бретера, философа и неудачливого любовника Сирано де Бержерака рассказывают почти что внятно.

Пишу «почти что» из-за одной, как видно, неразрешимой проблемы. Пьеса Ростана написана в стихах, ими же и переведена. А современным средним актерам освоение поэтического текста не дается просто категорически. Если исполнителям центральных ролей удается прорываться через огромные поэтические периоды без особых смысловых и эмоциональных потерь (а порой, и с приобретениями), то речь исполнителей ролей второго плана — просто словесный шум, звуки, слипающиеся в какую-то фонетическую кашу. Зрительный зал (в понедельник вечером он был полон), пьесу Ростана в большинстве своем не читавший, честно пытался разобрать, что они говорят и кто тут кому дядя. До появления Безрукова в роли Сирано это удавалось не вполне, а когда он появился, становилось в общем-то уже неважным.

В актерском поколении Сергея Безрукова романтического героя для ролей принцев и поэтов просто нет (в поколении предыдущем для этого все-таки есть Олег Меньшиков). Безруков — очень хороший характерный актер, но из-за того, что он все время играет героев, про эту черту его дарования не все знают. А ему бы персонажей мольеровских фарсов играть! В первой половине спектакля он это и делает, что называется, явочным порядком: ерничает, проказничает, устраивает аттракционы с выходом в зрительный зал звезду сопровождают явно не предусмотренные режиссерской партитурой охранники), в сцене с де Гишем из третьего акта перевоплощается в колоритного бандюгана и комикует так, что Джигарханян должен кусать локти от зависти. Публика счастлива. Но вообще-то де Бержерак — трагедия неразделенной и жертвенной любви, история урода с длинным носом, который говорит о себе: «Мое предназначение — суфлировать» (писать любовные письма от имени недалекого красавца Кристиана к Роксане, в которую влюблен сам Сирано без малейшей надежды на взаимность). В то, что Безрукова нельзя полюбить даже с длинным и перебитым носом (всего лишь придающим ему своеобразный шарм), поверить невозможно. И актеру приходится придумывать и оправдывать собственную трактовку, внутреннюю линию роли. Его Сирано не столько незадачливый любовник, сколько непонятый поэт. Плюс человек с очень строгим кодексом чести, живущий в мире, где все уже немножко научились жить по понятиям. Человек, расцветающий в ситуации экстремальной (замечательно сыгранная сцена мужского воинского братства при осаде Арраса) и вянущий посреди серых будней и серых людей.

Именно серые люди (буквально — безликие персонажи в сером) насмерть забивают в финале этого Сирано железными прутами, обернутыми в желтые газетные листы. У Ростана он, кстати, все-таки умирает своей смертью, такой финал — изобретение самого Безрукова (вместе с Александром Синотовым он — сорежиссер спектакля), рассказывавшего в одном из интервью, что подобное решение ему подсказала смерть Александра Абдулова, затравленного «желтой прессой». У каждого свой ассоциативный ряд, конечно.

Надо сказать, что огромный этот спектакль неровен и просто-таки разножанров (то фарс, то романтическая драма, то нечто символистское в духе Метерлинка). И Безруков, ведущий свою роль на пределе эмоциональных и просто физических сил (редко кто так тратит себя на сцене), тоже неровен, но в лучшие моменты убедителен абсолютно. Богатая публика, пришедшая, как казалось поначалу, исключительно, чтобы посмотреть на живого Сашу Белого и бурно аплодировавшая фривольным шуткам, во второй половине спектакля (она была лучшей) вдруг начала содержательно молчать, что-то чувствовать и, быть может, даже о чем-то думать.

Было бы невежливо и просто несправедливо не сказать несколько слов о прелестной партнерше Сергея Безрукова. Роксану играет Елизавета Боярская — девушка из хорошей театральной семьи: и по крови, и по воспитанию (она ученица Льва Додина и актриса его Малого драматического театра — Театра Европы). Я видел ее в трех додинских спектаклях («Жизнь и судьба» Гроссмана и «Король Лир» и «Бесплодные усилия любви» Шекспира) и, помня о тех ролях, многого ожидал от Роксаны. Ожидания вполне оправдались: были и азарт, и энергия и обаяние юности, и вполне уверенное существование в профессии. Правда, молодая актриса (ей всего 23) еще очень зависит от режиссуры, и раз уж та ничем не помогла ей в последней сцене, то ничего и не случилось.

Но вообще же, если считать этого «Сирано» окончанием летнего театрального безвременья и неким досрочным стартом нового сезона, то начало хорошее. А обещания на осень еще лучше: на креслах в зале оперы были разложены рекламные листовки спектакля Московского художественного театра «Дни Турбиных». Режиссер Сергей Женовач, в ролях Константин Хабенский, Михаил Пореченков, Александр Семчев, Ксения Кутепова. Челябинские спектакли намечены на 26 и 27 октября.

Рецензия опубликована в газете "МеdiaЗавод", 18 августа 2009 года

 

Добавить комментарий:

Защитный код
Обновить