Лента новостей сайта elizavetaboyarskaya.ru

 



 

Сейчас на сайте:
40 гостей

 

Наши друзья, коллеги, партнеры:

Группа компаний "Арт-Питер"

Сайт фильма "Не скажу"

 

 

Правильный XHTML 1.0 Transitional!    Правильный CSS!

Интервью

Солнечная роль Елизаветы Боярской Печать
журнал «A'Propos»   
11 сентября 2011 года

Ген лицедейства у нее в крови. Она девятая актриса в знаменитой актерской династии. Вероятно, поэтому в своем несолидном еще возрасте она добилась столь оглушающей популярности и признания у зрителей, режиссеров и коллег. Наверное, из-за памяти крови она так органично выглядит в исторических костюмах различных эпох, что, кстати, нещадно эксплуатирует отечественный кинематограф. «Порода!» — скажут одни, «Фамилия!» — скажут другие. «Талант!» — скажем мы.

Елизавета Боярская — фото Владимира Бертова

— Только ленивый не отмечает, что историческое кино – это абсолютно ваше. Как вы себя чувствуете в костюмах в стиле «ретро»?

— Мне везет с историческими ролями, и это на самом деле мое. Актерская профессия в этом плане особенно хороша: можно прожить множество жизней, примерить костюм любой эпохи. История драматичной любви, заключенная в обстоятельства войн, революций, реформ – это всегда интересно. А исторические костюмы способны свести с ума своей красотой. Например, на съемках фильма «Петр I. Завещание» Владимира Владимировича Бортко я не удержалась, попросила оставить себе одно платье — красоты оно было необыкновенной. Мне, конечно, хочется попробовать себя в разных проявлениях, будь то боевик, детектив, надеюсь, все впереди, а в последний год мне довелось сняться в двух комедиях, чему я тоже очень рада.

— Например, комедия «Пять невест», которая скоро должна выйти на экраны? Этот фильм тоже можно отнести к историческим, повествует он о послевоенных годах.

— В этом фильме мне доверили весьма любопытную работу. Там я снялась в паре с Даней Козловским, моим однокурсником, мы впервые с ним на съемочной площадке вместе, а в театре уже много раз работали. Милейшая лирическая комедия. Время действия — конец мая 45 года. Фабула такова: парень должен для своих друзей, которые остались служить в Германии после окончания войны, найти 5 невест и жениться на каждой из них, поставить штампики в их военных билетах и доставить жен по месту службы мужей. Он приезжает в деревню под Смоленском, собирает невест. Это деревенская история, очень лихо написанная. Даня играет главного героя, я играю шофера Зою…

Елизавета Боярская в фильме "Пётр Первый.   Завещание"

— Четвертую невесту или третью?

— Увидите. Для меня это новая роль — я в засаленном комбинезоне, в кепарике, вразвалочку походочка. С гонором. Девушка с характером. Как «Королева бензоколонки» только королева… почтового грузовичка. Также в начале лета в Киеве начались съемки картины «Матч», посвященной знаменитому матчу смерти между киевским «Динамо» и немецкой командой. Это тоже сюжет, разворачивающийся на историческом фоне великой отечественной войны.

— Ваша собственная жизнь часто подкидывает интересные сюжеты? Вот, к примеру, история вашей свадьбы с Максимом Матвеевым будто списана с фильмов о Джеймсе Бонде.

— История получилась — Джеймс Бонд отдыхает, но это скорее повод для смеха, поскольку мы всего могли ожидать, только не такого поворота событий. Мы намеренно все скрывали от журналистов, но утром в тот самый день, не успели мы проснуться, выглянули в окно — уже один человечек стоял с фотокамерой, мы поняли, что как-то информация просочилась. С утра мы подстраховались, договорились, чтобы приехал водитель с на машине с тонированными стеклами, до ЗАКСа мы доехали не узнанными. Хотя нас и там кто-то в спину снял. А когда мы поехали в ресторан, для того чтобы отметить свадьбу с близкими, добирались мы до места с приключениями. Как только мы выехали, раздался клич фотографов: «по машинам», и все устремились за нами по пятам. Но оказалось, что водитель, который нас вез,— бывший офицер ФСБ. В нем взыграла кровь, он почувствовал запах опасности и как погнал, началась погоня. Мы сидим, смеемся, а у него желваки гуляют — вспомнил, видимо, былые годы. Он выделывал неимоверные вещи — обманывал преследующих: показывал поворотник в одну сторону, поворачивал, тут же разворачивался. В итоге нас остановили милиционер. Водитель попытался ему объяснить: «Ну, вы понимаете, мы тут едем, они за нами…» Милиционер отвечает: «Ничего не понимаю, что вы говорите. Поезжайте уже …» В общем, мы благополучно добрались до места празднования, но фотографы— люди неглупые, поскольку мы праздновали в особнячке на берегу реки, они просто переехали на другой берег, уселись там на ступеньках, достали свои «дупла», и у них была своя свадьба.

Елизавета Боярская — фото Владимира Бертова

— Семейная жизнь ваша уже устоялась? Вы живете на два дома, два города, это ведь большое испытание для отношений, как справляетесь?

— Для каждого из нас это привычно, такой образ жизни мы вели до знакомства и свадьбы. Мы хотим иметь два полноценных дома, в Питере и в Москве и пока у нас это получается.

— То есть Питер вас не потеряет? Хочется видеть вас не только на экране, но и на сцене легендарного МДТ…

— Мне тоже хочется. Из театра я тем более не хотелось уходить, мне сложно представить себя в стенах какого-то другого театра. Поэкспериментировать можно, но в целом, Малый Драм — мой дом, и пока есть поезда, сапсаны, которые спасают положение, буду ездить.

— Приближается 1 сентября. Вспоминается ли вам школа?

— Я училась во второй гимназии. Образование там дает некий уровень. Многие мои одноклассники — очень успешные люди, они — люди начитанные, образованные, одно то, что мы изучали 2 языка, уже отлично. Сейчас редко можно найти школу, где не только занимаются образованием, но и духовно обогащают.

— Окончив школу, вы поступаете в Театральную Академию. Как на вас повлияло то, что вашим мастером стал Лев Додин?

— На 1 курсе был перелом в сознании, очень резкое взросление, поскольку отучиться у Додина — это в какой-то степени испытание. Нужно иметь большую волю, воспитать в себе сильный характер и либо пройти этот путь, либо нет, либо отсеяться, либо доучиться, а если остаться, то пережить все: и счастье, и горести. И все, кто прошли это, тем мало, что страшно. Часто спрашивают: «Как же вы? У вас, этот проект, этот проект, и еще театр?» – Нормально, даже на минуточку не возникает мысли: «Тяжело».

Елизавета Боярская — на съёмках фильма   "Пять невест"

— Не жалеете, что не пошли по тому пути, по которому собирались первоначально: журфак, PR?

— Нисколько. Я бы сделала очень большую ошибку. Я настолько счастлива в профессии, потому что ничего мне не может доставить такого удовольствия, как пребывание на сцене, в кадре, разбор роли с режиссером, беседы с партнером — это как наркотик.

— То есть мы вас не увидим в роли ресторатора или бизнес-леди?

— Не знаю, все может быть. Ну, например, не захотим мы жить в Москве, будем жить в Питере, для этого нужно будет поступиться какими-то проектами и нужен будет стабильный доход — можно открыть ресторан или салон, чтобы был постоянный приток денег. Хотя если бы мне пришлось чем-нибудь заниматься помимо профессии, это было бы все равно в области кино: режиссура, сценарии, художник по гриму, по костюмам. Не будь я актрисой, я была бы художником по гриму. Я очень люблю сама «рисовать» макияж, умею работать с лицом. Сколько я снималась в историческом кино, у меня всегда была очень нежная дружба с гримерами. Они и усы научили шить, и другими секретами поделились.

— Мало кто знает, что кроме театра, кино, вы активно занимаетесь благотворительностью. Какова роль известных людей в этой сфере жизни?

— Роль самая простая— с помощью людей публичных привлекается внимание и поток финансирования к этой проблеме, которую освещает тот или иной благотворительный фонд. Но мое мнение: если ты хочешь заниматься благотворительностью, делай это тихо. Для чего мы это делаем? Чтобы быть чище перед богом, перед собой? Не знаю... Мне приятно и важно знать, что я кому-то конкретно помогаю.

— Вы сотрудничаете с благотворительным фондом помощи нуждающимся детям Санкт-Петербурга «Солнце». Почему именно на этот фонд пал ваш выбор?

— Есть много сфер, которые меня волнуют, но дети и старики — это самое животрепещущее. Фонд «Солнце» занимается проблемой детей из неблагополучных семей, на которую мало кто обращает внимание. Ведь считается, что «если родители есть, то все слава богу», но это не так, особенно если семья пьющая, малозарабатывающая, в такой среде вырастают несчастные дети, которые чувствуют себя инородным телом в обществе. Фонд «Солнце» помогает таким ребятам почувствовать любовь, если не родительскую, то тех, кто помогает им.

ЗВЕЗДНЫЙ ЭКСТРИМ

В жизни любой звезды было немало казусов, курьезов, а подчас и просто экстремальных ситуаций, происходивших перед изумленной публикой или под прицелом камер. Вот где выброс адреналина, вот где настоящий драйв! Как выйти с честью из таких «историй», рассказывает Елизавета Боярская

«Был у меня один случай, о котором я сейчас вспоминаю с улыбкой, а тогда было очень страшно. «Первый после Бога», один из первых моих фильмов. Я в нем играла зеленую девочку, бывшую блокадницу, которую привезли на большую землю. Мы снимали сцену, когда она узнает, что ее возлюбленный, Маринеску, погиб. Она несется по горам, останавливается на краю обрыва, с надеждой смотрит в море: а вдруг подводная лодка, на которой ее любимый, выплывет, и он жив (что собственно потом и происходит). Дело было в Мурманске, нас на вертолете отвезли на одну из скал, очень высоких, с ровной поверхностью — настоящие гвозди, воткнутые в недра моря. Мне сказали: «Ты подойди к краю, стой, шарфик распусти, пусть он там болтается романтично, а мы сделаем несколько кругов, снимем. Только ты не оглядывайся, чтобы дубли не запороть». Я стою, вертолет летает вокруг, один дубль, второй, третий… А я, как пионерка: мне сказали не оглядываться — я и не оглядываюсь. Потом они пошли на посадку, и меня воздушной волной понесло вниз, а обрыв в метрах двух. Вся жизнь пронеслась перед глазами, когда я поняла, что лечу туда! Я, движимая инстинктами и животным страхом, упала на землю, вцепилась в мох. Как только вертолет сел, я кинулась к пилоту, кричу: «Посадите меня в вертолет!» Сели в вертолет, а оператор такой довольный: «Лиза, мы такой кадр сняли!». Было действительно очень страшно, и, слава богу, все обошлось.»

— Какие еще сферы в благотворительности вас трогают?

— Я имею отношение к ребятам, которые занимаются реабилитацией наркоманов. С проблемой наркомании могут столкнуться и дети, и взрослые, и в актерской среде это часто встречается. К сожалению, я редко приезжаю к ребятам из «Солнца» или к бывшим наркоманам, но я стараюсь разговаривать с людьми, с журналистами встречаюсь и привлекаю их внимание к этим проблемам.

Елизавета Боярская и Максим Матвеев во время проведения благотворительной акции   "Счастье детям"

— Многие помнят ваш совместный проект с фондом «Солнце» и рестораном «Счастье» — «Счастье детям», в рамках которого вы встречались с журналистами, обсуждали проблемы ваших подопечных и занимались кулинарией: делали шоколадные конфеты, печенье и леденцы. А какие проекты остались «за кадром» внимания пишущей братии?

— В проекте «Остров» (детище БФ «Солнце») ребята под руководством психолога организовали свой театр, где они все делают сами: пишут пьесы, а потом их ставят — вот этот проект я курировала. Они поставили сказку «Белоснежка и шесть гномов». Они показали мне раз, потом второй, я их пригласила в театр, чтобы они посмотрели, как это делается профессионально. Для большинства детей это был первый поход в театр. Театр — это специальный инструмент у психологов для раскрепощения, и в результате ребята, которые казались очень замкнутыми, превозмогали себя, спрашивали меня о чем-то. Когда я начинала отвечать на эти вопросы, они понимали, что я их пускаю в свое личное пространство, степень доверия увеличивалась, создавался близкий контакт.

— Многие актрисы раньше хотели быть звездами, а сегодня многие звезды хотят быть актрисами. Вам удалось и то, и другое. К чему сейчас стремитесь?

— Какая хорошая формулировка. Хочется глубже постигать профессию, ремесло изучать, так как здесь никогда не бывает потолка, предела, невозможно достичь совершенства. Ну а с популярностью — так сложилось, среди моих проектов было несколько коммерчески успешных: «Ирония судьбы-2» и «Адмирал», они принесли публичность. Но это все внешнее. Мне как-то сказали: «Вы понимаете, что Лиза Боярская – это бренд?» Если честно, захотелось по лбу дать.

— Кто для вас в профессии является эталоном?

— Ох, я считаю, что у нас много талантливых артистов, и молодых, и взрослых. И сложно назвать кого-то одного. У нас очень хорошая актерская школа в отличие от самой индустрии кино и коммерческой части. К сожалению, не всегда то, в чем приходится участвовать, оказывается успешным и талантливым проектом, несущем зрителю духовную и интеллектуальную пищу. Но это не закономерность. В России есть кино и есть хорошее кино, хочется пожелать, чтобы его становилось все больше и больше.

Беседовала Надежда Кокарева
Оригинал интервью: «A'Propos», №3 2011 г.

 

Добавить комментарий:

Защитный код
Обновить