Лента новостей сайта elizavetaboyarskaya.ru

 



 

Сейчас на сайте:
76 гостей

 

Наши друзья, коллеги, партнеры:

Группа компаний "Арт-Питер"

Сайт фильма "Не скажу"

 

 

Правильный XHTML 1.0 Transitional!    Правильный CSS!

Интервью

Прекрасные няни (интервью с актрисами фильма «Сказка. Есть») Печать
журнал «VOGUE»   
07 января 2011 года

На экраны выходит «Сказка. Есть» — первый за последние десятилетия полнометражный русский фильм для детей. В нем сыграют пять молодых красавиц: Иванова, Боярская, Пегова, Мороз и Миримская.

Светлана Иванова, Елизавета Боярская, Ирина Пегова,   Дарья Мороз и Ангелина Миримская — фотосессия для журнала "VOGUE"

Самая органичная костюмная актриса своего поколения, звезда эпического «Адмирала» Елизавета Боярская. Прима среди «мхатовских молодых» Дарья Мороз. Яркая юниорша Светлана Иванова, снявшаяся за последний год в одиннадцати проектах в кино и на телевидении. Главная русская кинокрасавица нулевых Ирина Пегова. Наша Франка Потенте, мечтательная оторва Ангелина Миримская.

Мы снимаем их как самых ярких участниц первого за последние годы полностью русского детского фильма «Сказка. Есть». А вообще в картине звезд первой величины под полсотни: она снята в жанре киноальманаха, так полюбившемся режиссерам и продюсерам на волне успеха фильма «Париж, я люблю тебя». И состоит из пяти короткометражных новелл, у каждой — свой сюжет-ситуация из реальной жизни современных отцов, матерей и детей.

В одной подростки учатся дружить со сверстником-аутистом, в другой — куклы учат девочку любить свою младшую сестру, в третьей — сын страдает без родительского внимания. Совсем не похоже на привычный советский лубок киностудии Горького.

Не обошлось и без айпода (в его роли — Михаил Трухин), дани «Сумеркам» и прочей модной готике. На студии Горького ради одной 15-минутной новеллы «Мир кукол» выстроили кукольный дом в полную величину с работающими ванной и кухней. А «Школьный звонок» снимали 20 дней — по ночам в действующей школе под Ногинском. Хабенский — словарь, Пореченков — плюшевый мишка, Козаков — Сальвадор Дали, Раппопорт — Гала — звездные герои-взрослые поют и танцуют под музыку главного песенника советского детского кино Евгения Крылатова. В итоге бюджет «Сказки» составил три с половиной миллиона долларов, на полтора меньше самого кассового российского фильма нулевых, сиквела «Иронии судьбы». Но наших героинь мало интересует, поставит ли рекорд по числу зрителей «Сказка». Они просто счастливы, что киносказка в нашей стране наконец-то снова есть.

Елизавета Боярская

«Предложили бы сыграть хоть яблоньку, хоть печку, тут же бы побежала. На Герду не потяну уже, а царевну какую-нибудь неинтересно — лучше Бабу-Ягу. О царевнах мечтают актрисы, которым все время выпадают роли Бабы-Яги, а о Бабках-Ежках – вечные царевны.

Я сказки люблю с детства. И конечно, обожала пересматривать киносказки, в которых снимался папа. «Новогодние приключения Маши и Вити», «Маму», где он играл волка и работал на одной площадке с Людмилой Марковной Гурченко. Они в этих смешных цветных париках в образах животных! Поют, танцуют... А какой там клоун Олег Попов в роли медведя! Великолепные, настоящие, простые сказки. Теперь же, к сожалению, стало важнее не что, а как: спецэффекты, графика.

Помню, как каждый день мерила взрослые туфли. Они лежали в ящике маминого комода, новые фиолетовые лодочки. Проверяла, не подросла ли у меня нога. Думала: «Ведь она же должна хоть немного, но расти». И так месяца три. Потом забыла, конечно, переключилась на что-то еще. Когда вспомнила и померила, туфли уже были малы. До сих пор, когда я попадаю в «Детский мир», не ухожу, пока каждую игрушку не потрогаю, не подергаю каждую веревочку. Недавно Макс (муж Лизы актер Максим Матвеев. — Прим. Vogue.) показал мне на YouTube видео. Ребенок смотрит кукольный спектакль. Он же целую жизнь проживает: подсказывает что-то героям, плачет, а через миг заливается смехом. Жаль, что многие взрослые потеряли эту непосредственность».

Дарья Мороз

«В своей новелле я играю куклу Барби. Это моя роль. Хотя я с радостью бы сыграла злую мачеху, или Снежную королеву, или вот ту пушкинскую царицу, которая «Свет мой, зеркальце! Скажи...» Хотя «с детства мечтала сыграть в сказке» — это не про меня. Но «Гостью из будущего», «Приключения Электроника», сказки Роу обожала. А песня про жука из старой «Золушки» была моей самой любимой.

Ангелина Миримская и Ирина   Пегова — фотосессия для журнала "VOGUE"

Барби у меня вышла не детской куклой, а такой идеальной американской стервой. В новелле есть сцена, где мы с Кеном — Сергеем Угрюмовым выбираем нашей дочери, которую играет Светлана Иванова, сестричку. Я показываю на проходящего ребенка и говорю: «Милый, а как тебе эта девочка?» А Кен мне: «Это мальчик». Я с голливудской улыбкой во все зубы: «О боже мой! Какие дети пошли!» Ей скажи: «Иди на фиг!» — она ответит: «Конечно, милый, пойду и вернусь». В жизни я, конечно, другой человек: в чем-то мягче, в чем-то жестче.

Своих Барби я помню отлично. Первую из Франции привезли друзья родителей, ее звали Франсуаза. Потом привезли еще одну, из Англии. Назвала ее Лора — мне было года четыре-пять, и у меня была учительница английского, которую звали Лора. А Кена назвала Ричардом. Те мои Барби были еще полые, зато лет в семь-восемь меня повезли на Рождество в Лондон. И Санта-Клаус — родители, конечно — подарил мне уже резиновую Барби в огромном розовом платье, с серьгами, кольцами. Она могла садиться на шпагат, руки у нее поднимались, голова вертелась, а волосы были роскошные, белые. Это была мега-Барби! Она провела со мной много лет».

Ирина Пегова

«Бывает, прихожу на кинопробы, спрашиваю, как будем гримироваться. А мне говорят: какой грим! Ясно же написано: «Скромная русская красавица с косой». Хочется играть сильные, драматические роли, не себя. В театре у меня именно так, но не в кино. Хотя недавно сыграла в фильме Зою Федорову, в том числе в старости. Вот это была роль — ни одной сцены не выкинешь! А от ролей «самой себя» уже подташнивает. Я разворачиваюсь и ухожу. Слава богу, в «Сказке» я постоянно хожу в бигуди: играю маму-домохозяйку. Во сне сыну она является в образе цирковой балерины — и снова в бигуди. В общем, мы с ней не похожи: она ходит с прической, а я без. Я вообще веду совершенно другой образ жизни.

У меня дочка Таня с двух лет (сейчас ей пять) управляется с ножом. Мне, бывает, говорят: как ты можешь ребенку давать нож?! Ну обрежется и обрежется, от всего не защитишь. Зато столько пирогов я никогда не пекла. Или Таня, например, обожает балет. Ходим в театр, она смотрит на сцену, просто разинув рот. Вот если бы я сама снимала сказку, то непременно стихотворную, любую пушкинскую, и непременно с элементами балета. Сняла бы для дочери.

Хочется, чтобы у Тани детство было интереснее моего. Я жила в глухой провинции (Ирина родом из Выксы, города-шестидесятитысячника в Нижегородской области. — Прим. Vogue.). Ничего не было: хотела заниматься фигурным катанием, а катков нет. Может, жизнь сложилась бы иначе. Но я счастлива, что у меня было советское детство, что я была октябренком, пионеркой. Хотя вот муж меня убедил, что в развивающих компьютерных играх ничего плохого нет. Все же наши дети живут в другом мире, чем мы. Недавно видела ребенка, который смотрел в окно и вдруг взял и провел по стеклу пальцами, как в айфонах увеличивают картинку. Это же абсолютно другое восприятие мира!»

Ангелина Миримская

«В школе я была хулиганкой и двоечницей. Меня раз шесть оставляли на второй год. Могла выучить пару стихов или параграфов по истории, если меня они цепляли. Правда, за все время такое случалось от силы пару раз. А вот физика мне нравилась, хоть я в ней ничего не понимала. Сейчас стала сама ее изучать, просто для себя. Ужасно интересно!

Елизавета Боярская,   Светлана Иванова и Дарья Мороз — фотосессия для журнала "VOGUE"

Дралась с мальчиками, девочек мне было жалко — я всегда была сильная, и они со мной тягаться не могли. Однажды дошло до того, что меня вызвала директор школы и говорит: «Проси оценки, какие хочешь, только уходи из нашей школы!» Я говорю: «Пятерку по математике». А она: «Нет-нет, ни за что! Давай хоть четыре».

Эта моя подростковая агрессия закончилась недавно. Просто в один момент я поняла, что борьбой ничего хорошего в жизни невозможно добиться. В мире и так достаточно агрессии. Потому я не собираюсь играть в «социальном» кино. Какой бы ни был дорогостоящий проект, откажусь. Не хочу грузить людей проблемами, лучше повеселю их или расскажу с экрана какую-нибудь красивую историю.

Помню чувство, с каким озвучивала Алису в русском переводе «Алисы в стране чудес» Тима Бертона. Я обожаю эту сказку и во время дубляжа, уже будучи беременной, думала, как же это все чудесно совпало! Благодаря мне оживает любимая героиня, во мне живет любимая дочь! Мне хочется помочь ей выбрать свой путь — если ей эта помощь понадобится. Но это будет ее жизнь. Если принесет двойку, ничего не скажу. И даже если в школу вообще ходить не будет».

Светлана Иванова

«Какое-то время назад я смирилась с тем, что внутри меня живет ребенок лет пяти. И поняла, что не надо его стесняться, а наоборот — давать ему иногда выход. Скакать по улице, махать руками... Это терапия. Если быть взрослой, «артисткой», недалеко до шизофрении. Ты лишаешь себя другой части жизни, за пределами работы, где надо общаться с друзьями, просто дурачиться, наслаждаться этой самой жизнью. А чтобы играть для детей и понимать их, надо говорить с ними на одном языке. Они в пять лет ходят на «Шрека» и все понимают, а ведь это взрослый мультфильм, со взрослым юмором.

В «Сказке» я сыграла дочь Барби, хотя у нас с Дарьей Мороз (моя мама по фильму) разница в возрасте всего два года. Смеялись: наконец-то дожили до того, что стали на экране мамой и дочерью. До этого как раз закончились съемки «Дома Солнца» Гарика Сукачева, где мы еще играли подружек. Теперь не оставляем надежды сыграть наконец соперниц. Например, в «Тихом Доне».

Оригинал интервью: журнал "VOGUE", 7 января 2011 г.

 

Добавить комментарий:

Защитный код
Обновить