Лента новостей сайта elizavetaboyarskaya.ru

 



 

Сейчас на сайте:
103 гостей

 

Наши друзья, коллеги, партнеры:

Группа компаний "Арт-Питер"

Сайт фильма "Не скажу"

 

 

Правильный XHTML 1.0 Transitional!    Правильный CSS!

Интервью

Лиза Боярская: Ирония судьбы Печать
журнал «Cosmopolitan»   
01 января 2008 года

Лиза два года назад была героиней нашей рубрики "Взлетная полоса" (декабрь, 2005), а теперь ты видишь ее на нашей обложке. Как и в прошлый раз, с актрисой встретилась Ирина Виноградова, но теперь оказалось гораздо сложнее назначить время встречи. Для съемки и интервью Лиза прилетела из Санкт-Петербурга.

Елизавета Боярская на обложке журнала "Cosmopolitan"

—Чего ты хочешь прямо сейчас?

—Хочу сегодня все успеть, долететь до Петербурга и благополучно сыграть в спектакле "Король Лир" в Малом драматическом и Театре Европы. Еще хочу увидеть маленький промежуток в своем ежедневнике. Написать в нем синими чернилами "выходной" - и сбежать к морю.

—Помню, ты мечтала о том, чтобы твои роли в кино кардинально отличались от того, какая ты на самом деле в жизни. Папа советовал тебе меньше улыбаться. Стала менее улыбчивой?

—Мне кажется, да. Только теперь я этому не рада! Появилось море забот. У меня очень-очень насыщенным был прошедший год, и мне кажется, что я кубарем до сих пор качусь и где остановка - непонятно. Сначала съемки "Иронии судьбы. Продолжение", потом они плавно перешли в продолжение съемок фильма о Колчаке, между ними влился военный фильм "Я вернусь". Сейчас мы начинаем постановку нового спектакля "Бесплодные усилия любви".

—Мой друг брал интервью у группы t.A.T.u. Говорит, было сложно найти тему для разговора: у них нет никаких проблем вообще! Им по 22 года... Тебе столько же, у тебя проблемы есть?

—Проблема на проблеме и проблемой погоняет! Я сейчас слишком замкнута на работе и испытываю глобальную нехватку человеческого общения. У меня прекрасные отношения с друзьями из института, у меня вообще большое количество дачных, школьных друзей, но я их очень редко вижу. И часто единственный ночной собеседник для меня - это отражение в зеркале. Да, я себя пытаюсь в одиночку развивать, читая, посещая музеи, и, казалось бы, я себя духовно питаю, но тем не менее сейчас чувствую какое-то опустошение...

—Может, какой-то переходный период?

—Да нет, у меня никогда не было переходного возраста. Меня очень сложно всегда было вывести из себя и разозлить тоже. На съемочной площадке я стараюсь сразу со всеми сдружиться - и с костюмерами, и с гримерами... От дружбы и творчества я получаю настоящее удовольствие. .. На самом деле я тут все вокруг да около хожу, а надо просто влюбиться - и все!

—Ты ведь нравишься мужчинам...

—Я чувствую, что нравлюсь. Но это все не то, даже надоедает потихоньку. Я нравлюсь людям, с которыми общаюсь каждый день, моим друзьям. Я чувствую себя красивой рядом с ними, они делают мне комплименты. Но внутри меня какая-то пустота. Это реальная проблема. Зато, наверное, именно благодаря ей, благодаря тому, что есть тревога в душе, - в творчестве все хорошо.

«Я все вокруг да около хожу, а надо просто влюбиться - и все!»

—Папа - актер... Ты обречена на мужа-актера?

— Пока думаю, что да. У меня были знакомства с мужчинами, не имеющими отношения к актерскому искусству, - ощущение, будто играешь в сквош, в теннис об стенку. Абсолютно никакого понимания: либо я идиотка, либо он идиот.

— Наверняка тебе трудно навязать мнение, что ты идиотка?

— Ой, я так люблю хотя бы на минуту преподнести себя полной дурой, это же целая акция! Это теперь редко, к сожалению, дается, но раньше, когда знакомилась, хотелось слегка поиздеваться над собеседником - и несла такую ересь! В клубе, например, встречали с подружкой кого-то и начинали рассказывать байки: мол, я библиотекарша, или работаю на кране, или археолог. Или когда ловишь мaшину, говоришь, что у тебя нет денег и ты отстала от группы; или в автобусе изображали с подругой, что одна из нас беременная, чтобы уступили место. Просто иногда очень хочется попридуриваться - это такое удовольствие!

Но мне часто говорят мои близкие, что я слишком ответственна, что мне нужно отпустить себя и больше доверять течению жизни. Думаю, они правы, но почему-то я вбила себе в голову, что шаг влево или шаг вправо приравнивается к попытке побега и ведет к расстрелу. А на самом деле это же так здорово, когда все происходит спонтанно и даже с долей хулиганства! А я, как правило, его себе позволяю лишь отчасти: э-э-эх - и хватит! Все с чувством, с толком и с расстановкой. Это хорошее качество, оно во многом помогает и работе, благодаря ему развивается творческая жадность в разумных пределах, но...

Елизавета Боярская — фотосессия для журнала "Cosmopolitan"

— А предложение сняться на обложку ты восприняла сдержанно?

— Если бы я за месяц об этом узнала и ждала этого дня, это было бы ужасно. А так я вчера сидела в 12 часов ночи на репетиции и думала: "Да, сейчас приду домой, помоюсь, то-се, пятое-десятое, потом надо бы поспать..." Оказалось, поспать не успею - в аэропорт пора...

— Не боишься, что вдруг что-то кончится и ничего подобного больше не будет?

— Такое ощущение у меня, пожалуй, было после одной работы - после фильма о Колчаке (я играла его возлюбленную). В течение полутора лет я жила жизнью этой женщины, продолжаю жить ею каждый день - есть ли у меня съемки, нет ли их у меня. Ее переписка с Колчаком - это что-то феноменальное, я такого не видела никогда и не испытывала никогда в жизни. После этого у меня очень странное ощущение: эти отношения слишком настоящие.

— Эта роль не была на вырост?

— Думаю, нет.

— А если говорить об "Иронии судьбы". Что самое интересное для тебя в этой роли?

— Самое интересное - выбор, перед которым оказывается моя героиня, как и когда-то героиня Барбары. Только 30 лет назад это был очень простой выбор, а сейчас все намного сложнее. Время изменилось, и ничего однозначного быть уже не может. Выбор моей героини намного труднее...

«Иногда очень хочется преподнести себя полной дурой. Это же целая акция!»

— Когда ты смотрела первую "Иронию", больше переживала за Лукашина или за Ипполита?

— Сложный вопрос. Я не знаю. Наверное, за Лукашина. Естественно, как любая девушка, которая смотрит фильм, которую каким-либо образом затрагивает тема любви. Переживаешь за пару, которая влюблена. Но, честно говоря, вот совсем недавно, когда я познакомилась с Юрием Васильевичем, поняла, что более обаятельного человека в своей жизни я, пожалуй, еще не встречала. Если бы он был моложе либо я была бы постарше, то... В общем, это человек, которому можно симпатизировать бесконечно долго. А выбор между прагматиком или романтиком, наверное, встает перед каждой девушкой.

Елизавета Боярская — фотосессия для журнала "Cosmopolitan"

— Раньше ты говорила, что любишь мужчин-лидеров...

— Возможно. Но вот что интересно: люди наедине становятся другими; потом бывает занятно наблюдать, как человек снова поворачивается в компании прежней (лидерской) стороной, когда ты его уже знаешь иным.

— Сама тоже меняешься?

— Я, конечно, не строю из себя какую-то сильно эмансипированную девушку, но если бы со мной был романтик, я бы вела себя с ним совсем по-другому, не так, как веду себя в жизни сейчас. То есть я была бы такой, какой меня редко кто видит.

— А на фотосессии не раскрылась?

— Думаю, частично раскрылась. Я фотографироваться обожаю! В 9-м классе родители записали меня в школу моделей, что называется, для общего развития. Фигура у меня, конечно, не модельная - очень широкие бедра, но школа помогла мне самоутвердиться, в подростковом возрасте я была крайне стеснительной: что-то рассказать или спеть - это была целая проблема. К тому же я носила жуткие брекеты! И вот за 3 месяца обучения в модельной школе я раскрепостилась, обучилась азам актерского мастерства, научилась гримироваться, двигаться, общаться. Теперь я смотрю на подростковые фото и думаю: "Слава богу, что такой страшной я уже не буду никогда!" Сейчас меня хлебом не корми - дай пофотографироваться.

«Теперь думаю: "Слава богу, что такой страшной я уже не буду никогда!"»

— И все же снова к мужчинам. Из-за чего у тебя происходили расставания?

— Да не было у меня никаких мужчин-то особо! До сих пор испытываю трепет при встрече со школьными друзьями, пытаюсь зацепить их, но... Не могу сказать, что у меня было много побед.

Или, например, я знакомлюсь с человеком. Мы говорим, говорим часами... "Давай еще раз встретимся?" - "Обязательно". Второй раз встречаемся - и все: исчерпались, неинтересно, скучно. Такое со мной происходит достаточно часто.

— А что ты можешь сделать, чтобы завоевать человека?

— Это зависит от самого человека. Дурацкая актерская привычка: мне кажется, когда я знакомлюсь, начинаю человека узнавать, то волей-неволей начинаю "играть" того, с кем бы ему интересно было. Допустим, начинаем говорить о литературе, о музыке - и я понимаю, что мне те или иные сюжеты не очень нравятся, но я скажу, что нравятся, - чтобы было о чем разговаривать. Это, наверное, спортивный интерес - и только. А если более близкие отношения завязываются, то все-таки хочется узнать друг друга всерьез. А иначе действительно получается, что все игра да забава, а чего-то настоящего в жизни не хватает. Возвращаясь к вопросу выбора между "женей" и "ипполитом"... Я бы сделала выбор в пользу романтика. И я жду этого момента выбора.

— Насколько для тебя важна мужская внешность? Когда рядом появляется мускулистый торс, все остальные блекнут рядом с ним?

— Внешность, конечно, важна, само собой. По-разному происходило: иногда я влюблялась в душу и интеллект, иногда во внешность, но у меня не было серьезного романа. Первая моя любовь была безответной: как девушку в школе меня никто не воспринимал. В институте был друг, однокурсник, мы с ним были вместе 4 года. 99% времени проводили в институте. Он стал безоговорочным лидером на нашем курсе и этим меня привлек. А сейчас я влюбляюсь по 5 раз в день: в аэропорту, по дороге в пробке... Естественно, замечаю только внешность. А что касается внутренних качеств, нужно человека узнать, почувствовать.

Елизавета Боярская — фотосессия для журнала "Cosmopolitan"

— Ты по-прежнему не хочешь жить отдельно от родителей?

— Я сейчас не так уверенно говорю об этом, но, вообще-то, да. Сейчас мне ничего другого не предлагается, а потому хорошо с родителями. И когда я приползаю в состоянии инфузории туфельки домой, они меня кормят и кладут спать.

— В общем, не мешают.

— Конечно, в силу того, что они сами актеры. Совсем иначе получается в неактерских семьях. Там родители не понимают, почему ребенок поздно приходит, почему бледен, уныл и ничего не ест, почему не хочет разговаривать с ними...

— Родители в тебя как в актрису верили всегда?

— Родители переживали, что мне не хватит сил и воли, чтобы добиваться желаемого и неустанно рваться вперед. Да я и сама никогда от себя не ожидала, что смогу быть такой холодной и рациональной. Но ведь это все лишь средства. Главное необъяснимо, прекрасно и неуловимо, главное - это чудо! И либо ты имеешь право, талант, одаренность, смелость, дерзость и оцелованность Богом, чтобы прикоснуться к чуду и творить его, либо - вон из искусства!

— У тебя всегда была гитара, папина... Ты любишь петь?

— Я всегда любила петь у костра под гитару, на даче, с шашлыком. Но поистине моя стихия - это все-таки танец, во всех его проявлениях. Для меня он сильнее, чем даже слова поэта. Самым чувственным и подлинным способом выражения чувств я считаю танец в соединении с божественной музыкой.

Обожаю вальс. И когда я сильно устаю, просто закрываю глаза и представляю, как я вальсирую по огромной зале.

Интервью опубликовано в журнале "Cosmopolitan Россия" в феврале 2008 г.

 

Добавить комментарий:

Защитный код
Обновить